Мой выкидыш в первом триместре

title
Картинка - Мой выкидыш в первом триместре
Вот даже не помню, что было у нас в том году. Хотя помню! Мы с мужем рьяно молились и собирали деньги на поездку в Свято-Духов монастырь. Читали акафисты, псалмы, молитвы. В праздники Рождество и Пасху до трёх-четырёх утра стояли в церкви и просили ребёнка! В Крещение обливались святой водой, в полночь (когда вода якобы имеет самую большую силу), а ещё я заготавливала эту воду и периодически брызгалась ею. Но самое главное: мы обвенчались! И сделали это очень искренно. Мы переселились в новую квартиру, который надо сказать имела комнату, большую кухню, коридор, лоджию и раздельный санузел. К тому же она была записана на моих родителей. Можно было вздохнуть свободней. «Вот поживёте здесь, и ребёночек получится» – сказали мои родители. Но я не верила. Я вообще уже не жила, а пребывала в полной апатии и оживлялась только на то, что касалась возможности иметь ребёнка. Ничто более меня не волновало. Я считала годы, которые уходили безвозвратно…

В монастырь нам посоветовал поехать наш друг, бывший дьякон (якобы прозорливый.) Он сказал, что после этого ребёнок непременно получится. Весной я не выдержала и решила пойти к гадалке. По объявлению нашла некую Надежду. Да в этом году у вас будет девочка, она выживет. Надежда посоветовала три месяца читать специальную молитву. Ура! Я летала, ну точно монастырь поможет. Гадалка сделала ещё какие-то предсказания (в будущем они не сбылись), но я их уже не помню. Через десять месяцев после первого выкидыша мы отправились по святым местам в монастырь, причём по дороге я увидела тревожный сон.

Сон.

У меня есть дочь. Мы одно целое и находимся на волоске от смерти. В ужасе мы кричим: «Не убивайте меня!»

Мы с мужем приехали в монастырь. Оказалось там всё не так просто: пришлось купить специальную одежду, спать на кроватях из досок. Разумеется, мы жили не в монастыре, а в специальных пристройках для паломников. Рядом была церковь, где мы ежедневно молились, просили Бога о ребёнке и припадали к святым мощам. Там были ворота. Они были постоянно заперты, а рядом толпа людей. Это была очередь к батюшке, он считался провидцем и целителем. Люди сидели там днями и не могли попасть внутрь. Через несколько дней мы всё же попали к этому батюшке. И как же были удивлены, когда увидели, что он просто торгует рецептами и травами от разных недугов, при том по хорошей цене. Его взгляд мне не понравился. Он смотрел на пришедших с презрением и осуждением, как на грешников в последней инстанции. Ещё какая-то хитрость была в этих глазах. И мне, и мужу тут же захотелось убежать оттуда, но дверь закрыта – все сидят. Тогда мы зашептались. И он сразу нас выгнал. Мы ушли с великой радостью. Вскоре у меня пошли месячные. Поскольку начала созревать яйцеклетка, этот момент теперь я считала началом беременности. В общем, прожили мы там, около недели и уехали. Что я только не делала до беременности, чтобы помочь выжить плоду. Я пила фолиевую кислоту, добавки йода, витамины, кислородные коктейли, купила чай от пониженного давления (которое часто бывало в начале беременности), свечи для молитв. Я собрала целую коллекцию журнала «9 месяцев», и ещё несколько книг о беременности. Я жила ребёнком! До зачатия, к нам опять зашёл нам дьякон-прозорливец и сказал зачинать не надо: «У тебя (мужу) некачественная сперма». Представляете. По его совету мы несколько месяцев молились, съездили в монастырь, обвенчались, потратили кучу денег, уже настроились. И вот… Тогда, я закричала: «Мы будем зачинать, мы заслужили ребёнка!» С этими словами я выкинула его за дверь. Кроме того я решилась на отчаянный шаг. Я самовольно купила дюфастон (препарат для сохранения беременности аналог прогестерона) и решила принимать его. Дело в том, что у моей подруги было несколько выкидышей, и этот препарат помог ей выносить ребёнка. На ночь двадцатого июля я задала вопрос Высшим силам, как пройдёт эта беременность и дать ответ во сне. И вот сон.

Сон.

Вот какой страшный сон приснился мне за девять дней до зачатия. Вроде я у меня в руках карты. Я задаю вопрос: «Как пройдёт новая беременность?» – перетасовала их и вытащила три карты туза даму и короля пик! И меня накрыл ужас.

Проснувшись, я дрожала от такого сна, но плюнула и постаралась забыть о нём. Был большой соблазн вытащить три карты наяву, но я подавила его.

А двадцать первого июля я не выдержала автоматически взяла карты в руки и стала их тасовать. Всё равно такое невозможно. «Как пройдёт моя беременность, говорю я?» – и рассеяно тяну первую карту. Что! Туз пик, блин. Ладно, тащим дальше… Дама пик! Этого не бывает. Уж третья-то карта не совпадёт. Подтасуем и вот король пик! По телу пожали мурашки. Невероятно. Шок. Злость. Нет! Будет, по-моему: выживет ребёнок. Я хватаю карты, спички и бегу на улицу. Там я сожгла все вытянутые карты, а остальные выкинула в мусор. И забыла (до поры до времени).

Двадцать четвёртого июля у мужа день рождения. Тридцать один год. Мы устроили маленький праздник. А подарок говорю я, улыбаясь, будет через девять месяцев.

Двадцать седьмого был последний день до зачатия. Муж и я поехали в Кисловодск и отлично отдохнули, случайно встретили давнюю подругу. Настроение было супер.

Двадцать восьмого тест на овуляцию показал две жирные полоски, и мы зачали. Это зачатие было самым красивым из всех зачатий. Мы с мужем отправились в лес, расстелили покрывало, зажгли венчальные свечи, прочитали молитвы. Далее секс, полчаса «берёзки» и два с половиной часа вверх ногами. Теперь беременность уж точно приживётся.

Двадцать девятого я купила будущему ребёнку три красные розы.

Третьего первые тесты на беременность показали вторую полосу, и я начала принимать дюфастон. В эту беременность я днями гуляла в лесу, дышала воздухом, пела песни и разговаривала с малышом. Поднялась базальная температура, и как обычно появились все признаки ранней беременности.

Одиннадцатого августа на двадцать седьмой день беременности мне снится тревожный сон!

Сон.

У меня идут месячные. Даже не месячные, у меня сильное кровотечение с водой льёт фонтаном, и я ничего не могу сделать.

На двадцать восьмой день цикла, я сделала сразу четыре разных «беременных» теста. Запись из дневника:

Это такое чудо. Я по очереди опускаю четыре теста в мочу и ложусь. Жду полчаса. Но так и не выдерживаю их, беру один тест, смотрю и… о чудо, словно из другого мира эта вторая розовая полоска, а ведь ещё два дня назад её не было. Беру следующий тест опять две полосы, ещё и ещё один – то же самое. Ясно дело – я беременна. Радости нет, но меня накрывает некоторое облегчение. Начинается задержка. Мы с мужем воздерживаемся от секса, и поэтому время течёт очень медленно.

Через две недели задержки опять снится тревожный сон, что начались месячные, но наяву ничего нет. Я радуюсь: у эмбриона уже бьётся сердце!

Третья неделя задержки. Постоянная сонливость, усталость и безразличие к беременности.

Сон.

Я видела Иисуса Христа, живого. Я бросаюсь к нему и хочу слиться с ним в порыве духовной любви, но он не позволяет.

«Не привязывайся ко мне, привязывайся к Богу» – говорит.

Второй сон.

Это очень страшный сон. У меня была голова мёртвой женщины, когда-то я отрезала её от мёртвого тела, которое было младенческим. А в то тело я положила сокровища и закопала её в землю, тело закрывалось со спины «молнией», и вместе с головой было мумифицировано. Я откопала тело и открыла его, смотрю: сокровища исчезли, а тело стало разлагаться. Голова же стала летать рядом со мной по кругу. Неслышимый «голос» сказал: «Предай их земле». Однако я никак не могла поверить, что они уже пусты. Но потом всё-таки закопала.

Второго августа, четвёртая неделя задержки: меня стало ужасно тошнить.

Сон четвёртого числа.

К нашей лоджии прилетела маленькая девочка в тазу, покрутилась в воздухе над лоджией и спустилась на землю, почему-то она не смогла остаться у нас. На земле её подобрал милиционер и попытался запустить обратно, но не смог, и она начала плакать.

Сон восьмого числа.

Снился Сергей Николаевич Лазарев (я читала его книги) – живой. Я ему жалуюсь, что мне плохо всё время тошнит. А он говорит, что это чистка души, а впереди ещё хуже будет. Вдруг как удар.

Проснулась и вправду под удар грома. Страх. Почти пять недель задержки, но ведь всё держится на дюфастоне… Тошнота практически ушла, я волнуюсь, ведь это может означать гибель ребёнка.

Двадцатого сентября сон.

Я дома на лоджии. Вдруг откуда ни возьмись, появляется мужчина со шприцем (в нём снотворное). «Меня послали тебя убить» – спокойно говорит он. Конечно, я сильно испугалась: сразу поняла, что мне не убежать и не защититься. Не бойся, ты умрёшь безболезненно. «Дело не в боли, а в том, что я хочу жить» – вскричала я! Не тратя более слов, он взял шприц и ввёл мне дозу снотворного. Я не поверила что умру, казалось, подумаешь какое-то снотворное. Но тело очень быстро стало ватным, сознание затуманилось и куда-то утекло. Тогда я поняла – это серьёзно. Проваливаясь в пустоту, услышала голос: «Защищайся, ведь умрёшь, вторая доза снотворного смертельна». Затем я выплыла из тумана, внезапно кинулась на мужчину и удавила его верёвкой, даже шею потом ему сломала для надёжности. Всё произошло в считанные мгновенья, и откуда-то силы взялись. После я спрятала тело под одеждой и уже тогда испугалась. Я убила человека! Ужас нарастал, и я поделилась им с мужем. Было ясно тело следует поскорее расчленить и вынести, чтобы никто не увидел, и мы не решились. Ближайшие дни тело лежало, а потом пришла моя мать и нашла его:

– Это что ещё тут за кладбище устроили?! Надо закопать.

– Я боюсь, – ответила я и стала просыпаться. Между сном и явью я опять услышала голос: «Твоя базальная температура упала, проверь».

Наяву повысился тонус матки. Мне очень страшно.

Двадцать первого сентября сон.

Я на кладбище… Вокруг могилы, кресты. И моя родная бабушка Надя вышла из могилы и ходит туда-сюда, я присоединяюсь к ней. Мы всё ходим, ходим, мучаемся – никак не можем найти покоя. «Почему ты мучаешься?» – спрашиваю я её. «Моя могила всё время двигается» – отвечает бабушка. Так и не успокоившись, я просыпаюсь в пять часов семнадцать минут. В первое же мгновенье становится ясно у меня кровотечение из матки. Я сую туда руку, а там… лужа крови. Я вскакиваю: и извините (из интимного места выпадают громадные, кровяные сгустки), они падают и падают, а кровь хлещет. Мой шок был огромен! Вначале просто не могла поверить. Следующая мысль: умру ли я теперь? Затем зову мужа: «Я истекаю кровью»! Любимый не поверил, но пришёл, увидел и ужаснулся. «Звони маме!» – были его первые слова. Нет, не хочу, я боюсь ехать на чистку! Я вскочила и побежала в ванную. Там я мылась (к тому времени все ноги затекли), плакала, и причитала: «за что, Господи?». В моей убитой душе всё еще теплилась надежда на выживание ребёнка. А что? Кладут ведь на сохранение. Попробовала положить в трусы прокладку, так она за две секунды пропиталась кровью, пришлось класть небольшое полотенце. Я снова легла, хотя меня бил озноб, и попыталась уснуть, но не смогла. Кровотечение продолжалось. Через три часа я всё же позвонила матери. Само собой ничего из меня не выходило. В ужасе за меня, она тут же вызвала скорую и велела мне собирать документы. Мы торопились. Кровь текла сильно. За один выброс выходило около половины стакана крови. Я просто не успевала менять полотенца. Кровь заливала всё: коридор, постель, пол в кухне, комнате и туалете. Из любопытства я собрала чёрные кровяные сгустки. Целое блюдце сгустков получилось. На «скорой», меня доставили в больницу, а там очередь да ещё какая. «Пропустите, я с кровотечением» – плакала я. «Здесь все с кровотечением» – ответила одна сердитая женщина из очереди. Муж, был готов за меня чуть ли не драться. Сказал, что меня привезли по скорой. И меня пропустили. После оформления документов сказали: «Иди на пятый этаж». Иду, с трудом конечно. Стандартные анализы: кровь из пальца, вены, затем вопросы. Прощупали живот – замершая беременность. Сохранять нечего. А я ведь до последнего верила, что ребёнок жив, потребовала УЗИ. Сделали без очереди. Да, плод давно мёртв. Иду на чистку, мне страшно, думала, будут чистить без наркоза. У меня почему-то опять берут кровь из вены... Я пытаюсь спросить зачем, ведь уже брали. Неожиданно всё плывёт, и я исчезаю. Это не кровь из вены, это наркоз общий был. Попадаю в странный мир, вокруг спокойно и хорошо. Вокруг меня много людей, я слышу их голоса. Мои умершие родственники, бабушки вроде. Они твердят одно: ты главное выживи! И ещё: никогда не делай больше чисток с наркозом, в следующий раз умрёшь. Бесконечные коридоры. Тишина, я плыву, комната с жёлтыми лампами на потолке. Рядом опять голос. Узнаю маму, она рядом со мной.

– Меня уже почистили?

– Да.

Не верю, неужели не придётся терпеть боль от чистки? Почти не могу шевелиться, всё кружиться. Открываю глаза, вижу четыре жёлтые люстры на потолке. Всё кончено. Ну а плакать в больнице не разрешают…

Специально для: Женский сайт - http://ihostess.ru


Комментарии (0)

Имя:*
Комментарий:
Подтвердите что вы не робот: *